11 мая 2011 г.

Новости / «Территория успеха»

Губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалёв – о сохранении культурно-исторического наследия региона (интервью альманаху «Русский Меценат»).

- Вячеслав Евгеньевич! Позвольте начать с дорожных впечатлений. В центре Вологды немало старинных, в том числе деревянных, заботливо ухоженных домов. Как удается властям находить общий язык с инвесторами, нередко желающими старое снести и воздвигнуть на его месте «навороченный» новодел?

- Мы отдаем себе отчет, что нынешний образ областной столицы складывался на протяжении почти девяти веков. Важно не заслонить его самобытность современными фасадами, хотя они тоже присутствуют, не поссорить прошлое с настоящим, иначе, как гласит мудрость, потеряем будущее…

В центральной части города активно ведутся реставрация и воссоздание исторических памятников и ранее утраченных объектов средовой застройки, в первую очередь за счет частных инвесторов. Но это – не заповедная зона, появляются и новые здания. Особое внимание обращаем на то, чтобы они были соразмерны окружающей застройке, включали в себя элементы, характерные для вологодской архитектуры XIX века. Меня радуют образцы деревянного зодчества, с применением современных экологически чистых материалов.

У нас эффективно работает Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия, одна из основных функций которого – следить за сохранением исторической среды не только в Вологде, но и по всей области. Конечно, не само собой это происходит и не с первого раза получается. Подчас через суд – десятки судов – добиваемся и понижения этажности, а то и сноса незаконно построенных зданий.

Например, через суд был разобран самовольный причал для туристических судов в районе Кремля. В спорных ситуациях добиваемся приостановки строительства, для нас это – дело принципа. Поэтому ответ на ваш вопрос для меня очевиден – надо соблюдать закон, и больше ничего не требуется.

- При взгляде на карту Вологодской области глаза разбегаются: куда поехать приобщаться к истории и красоте: Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри, музеи и памятники Вологды, Череповца, Великого Устюга, Устюжны, Тотьмы… Насыщенность объектами культурного наследия невероятная (я в справочнике посмотрел – их более 3500)! Финансировать такой «музей под открытым небом» по остаточному принципу недопустимо. Но и «всем сестрам по серьгам» раздать невозможно. Каковы же основные критерии поддержания историко-культурного достояния?

– На территории Вологодской области расположены памятники как федерального, так и регионального значения. С Министерством культуры у нас конструктивные отношения, не жалуемся, но все же средства, направляемые на эти цели из федерального бюджета, значительно меньше, чем из областного. В последнее время вошли в практику схемы софинансирования. Если мы вкладываемся в реставрацию памятника, то и федеральный бюджет добавляет свою долю. Я считаю, правильный подход, исключающий иждивенческие настроения – это, мол, не наш объект, а федеральный. Поскольку он хоть и федеральный, но находится на нашей территории. И если разрушается, мы не можем с этим мириться.

Так, нам удалось восстановить родовую усадьбу Брянчаниновых в селе Покровское Грязовецкого района. По преданию, этот древний род берет начало с боярина Бренко, который был оруженосцем князя Дмитрия Донского и отдал за него жизнь в Куликовской битве. В усадьбе прошли детские годы известного церковного богослова святителя Игнатия (Брянчанинова). Работы на уникальном памятнике, подчеркну, федерального значения велись в основном за счет областного бюджета, по благословению Святейшего Патриарха Алексия II. Сегодня усадьба Брянчаниновых, включая Покровский храм, воссозданный на народные пожертвования, стала своеобразным туристическим и духовным центром.

Следуя той же логике, мы передали часть памятников, на условиях восстановления в первозданном виде, в пользование на уровень муниципалитетов. Потому что памятники должны жить, они и строились как жилые, административные, культовые объекты, главное – точно определить их нынешнее назначение. В основе такого подхода – разумное, ответственное отношение к своей истории: это наш город, мы за него в ответе, это наша земля, надо любить эту землю. Тут и выдумывать ничего не надо.

– В следующем будет отмечаться 1050-летие Белозерска, одного из тех городов, где, согласно «Повести временных лет», зарождалась русская государственность. («И сел старейший Рюрик в Новогороде, другой Синеус на Белоозере, а третий в Изборске Трувор»). Датируется это событие 862 годом. Как же получилось, что стараниями неких официальных историков Белозерск помолодел на сто лет?

– Дело в том, что Белоозеро в истории России – это не только город, но это еще и само озеро, и регион. Это значительная по размерам область, заселенная славянскими племенами. Первые поселения здесь возникают в середине IX века. То есть Белоозеру, как территории, с момента первого летописного упоминания и будет именно 1150 лет.

Если же говорить об основании самого города Белозерска, то археологи утверждают, что первое поселение на месте будущего города возникло не раньше X века. В марте вышел Указ Президента России о праздновании 1150-летия зарождения российской государственности. Известно, что в программу праздничных мероприятий будет включен и город Белозерск.

- Кроме реставрации исторических объектов, вы запускаете новые музейные проекты. В прошлом году в Вологде открылся первый в России Музей кружева, нынешним летом состоится Международный фестиваль кружева. Вологда претендует на звание «кружевной столицы Европы»?

– Почему бы и нет! По крайней мере, Вологда по праву считается кружевной столицей России. В 1820 году здесь появилась одна из первых в стране фабрик помещицы Варвары Засецкой. Вологодский манер – сцепное кружево, состоящее из нескольких фрагментов, что позволяет создавать масштабные композиции, – получил международное признание еще в 1876 году на выставке в Филадельфии! Добавлю, что в 1920-е годы более половины кружевниц страны работали в Вологодской области. Сегодня промысел объединяет и заводское производство (ежегодно внедряется 160 образцов), и создание эксклюзивных изделий.

Идею создания у нас национального музея кружева поддержал Президент России. Это в полном смысле современный музей, с интерактивной формой подачи материалов. Он разместился в центре Вологды в отреставрированном здании бывшего Государственного банка. Коллекция кружева составляет более 4 тысяч единиц хранения, в экспозиции почти 700 изделий, в том числе из кружевных центров Германии, Франции, Польши, Словакии, Испании.

Мы договорились о сотрудничестве с Ассоциацией кружевниц Европы, пригласили на фестиваль представителей этого ремесла из разных стран. Они покажут свое мастерство и, если получится, как задумано, все вместе на Соборной площади сплетут одно большое кружево. Это будет праздник возвращения к истокам, он покажет, кем мы были, чем гордимся и какое наследие передаем потомкам.

– Потомков надо правильно воспитывать. В Вологде есть губернаторский колледж народных ремесел. Видимо, слово «губернаторский» в его названии – не случайное?

– Так в народе его называют и я не отказываюсь. В прошлом году сделали хороший ремонт здания, теперь это современный учебный комплекс, где готовят отличных специалистов. Лучшие учащиеся получают губернаторские стипендии. Только что в Вологде прошел первый этап Всероссийского конкурса «Серебряная коклюшка», с экскурсией и мастер-классами в Музее кружева. Наши ребята здорово там выступили.

– В свое время вологодские промышленники помогали музеям, купцы-мореходы, возвращаясь из экспедиций, отдавали пай на строительство церквей и поддержку ремесленных школ. А сейчас не перевелись меценаты на земле Вологодской?

– Не перевелись – умножились. Это люди с обостренной совестливостью, движимые чувством долга и сострадания. Раз уж получилось, что за счет своих способностей живут лучше и доходы имеют больше, хотят помочь нуждающимся. Скажем, в Череповце есть благотворительный фонд, названный в честь Ивана Милютина, который во второй половине XIX века был успешным городским головой. Знаю, что генеральный директор «Северстали» Алексей Мордашов перечисляет в него личные средства, которые затем поступают на социальные проекты. Мордашов эту деятельность не афиширует, себя не пиарит, даже оказывая поддержку Третьяковской галерее, Большому театру. И в Вологде есть подобный «Клуб деловых людей». Не назову точное число меценатов, учет их не ведется. И мы как власть не обращаемся к ним с просьбами, считая, что задача предпринимателей – честно платить налоги, а социальные функции за нами. У нас и с Мордашовым на этот счет договоренность. Но он добросовестный человек, получивший хорошее воспитание (я знаю его родителей), настоящий патриот, и таких у нас сотни.

– При наличии налоговых льгот для благотворителей и отсутствии двойного налогообложения было бы еще больше!

– А по-моему, нельзя быть добрым за казенный счет. «Благодетель», получающий льготы по налогам, отнимает деньги у государства, которое могло бы их направить на те же социальные нужды. Только тот, кто жертвует при прочих равных со всеми условиях, реально занимается благотворительностью.

Так же и чиновник, государственный человек не вправе быть благотворителем по должности. Не может он распоряжаться бюджетными средствами по своему усмотрению. Своими собственными – да, пожалуйста. Мне как Почетному гражданину, наверное, более чем двух десятков районов и городов области в каждом из них по статусу причитаются определенные средства. Я их передаю нуждающимся семьям в этих же районах, за год набегает приличная сумма, порядка трехсот тысяч рублей. Вот это моя скромная анонимная благотворительность, поскольку ни я этих людей не знаю, ни они большей частью не знают, что деньги от меня. Или когда покупаю книги за свой счет для библиотек области. Но я же не прошу на эту сумму снизить базу моего подоходного налога.

Двойное налогообложение – это другая песня. У нас одному мальчику на сложную операцию в Германии люди собрали пять миллионов рублей. И когда государство от этих денег пытается отщипнуть, это неправильно. Ведь жертвователи уже заплатили с них налоги.

– На примере вологодского льноводства, маслоделия, художественных промыслов видно, как сохранение традиционных ремесел дает импульс к экономическому росту. А есть ли место в этой сфере для модернизации?

– Двух мнений быть не может: без модернизации любой промысел умрет. Да, нужно в музеях сохранять прялки, на которых ткали коврики наши бабушки, но эти станки не для работы, они могут быть только экспонатами. Однако возможны новые подходы в технологиях, организации производства и обучения мастеров, в продвижении изделий художественных промыслов. Вот открыли музей народной культуры в селе Сизьма Шекснинского района – за год привлекли 50 тысяч туристов! А у нас в каждом из 28 муниципальных образований свои вековые «ноу хау»!

А как без новых технологий и оборудования снижать расходы, улучшать качество и потребительские свойства, т.е. конкурентоспособность продукции? Мы сейчас производим, кроме традиционной льняной одежды, такие изделия, которые вологодским бабушкам и не снились: от гигроскопичной ваты и теплоизоляционных строительных плит до биоактивных материалов из наномодифицированных волокон. И все это на основе глубокой переработки льна!

Что касается маслоделия. В 1996 году Роспатент зарегистрировал бренд «Вологодское масло». Трем предприятиям области предоставлено эксклюзивное право на выпуск продукта, рецептуру которого разработал в 1870-е годы череповчанин Николай Верещагин, брат знаменитого художника. Наличие столь мощного бренда я считаю несомненным конкурентным преимуществом вологодского молочного кластера при разработке новых видов продукции, сориентированных на здоровое питание.

– Современные бренды применительно к «преданиям старины глубокой» - тоже вологодское изобретение. Пробовали подсчитать экономический эффект от таких проектов, как «Великий Устюг – Родина Российского Деда Мороза»?

– Для нас это мега-проект, поддержанный не только первыми лицами государства, но и тысячами детей из России и других стран, которые пишут в Великий Устюг. Мы создали и сумели материализовать легенду, построили дом Деда Мороза, хорошую автодорогу, возобновили авиационные полеты в Великий Устюг, что помогло ему превратиться в комфортный для проживания город.

Но главное – социальный эффект. Двенадцать лет назад Великий Устюг был депрессивной окраиной, уровень безработицы превышал 10 процентов, ныне она сократилась вдвое. Туристический поток за это время вырос в 68 раз! Малый бизнес стал открывать гостиницы, кафе, магазины. Появилась возможность больше денег вкладывать и в сохранение памятников старины.

– Дед Мороз вошел в десятку финалистов конкурса на талисман Зимних Олимпийских игр Сочи-2014, но в последний момент «взял самоотвод». Вам не обидно?

– Нет! Вы знаете, выдвижение Деда Мороза в талисманы Игр – в чистом виде народная инициатива. Может быть, нам следовало назвать своего персонажа Морозко или Морозец. Все-таки Деда Мороза люди очеловечивают, одушевляют, и размещать его под эгидой МОК на сувенирной продукции было бы непривычно. Но отговаривать земляков мы не могли и не хотели. А мне было важно посмотреть, насколько широка общественная поддержка Деда Мороза на олимпийском фоне. Из 24 тысяч посланных на конкурс образов оказалось две тысячи Дедов Морозов. Настоящая рекламная компания, которая никого не оставила равнодушным! Не будь этого конкурса, добиться такой популярности (по данным ВЦИОМ, 57 процентов россиян высказались за Деда Мороза) было бы невозможно. Так что все разрешилось наилучшим образом.

Напомню еще, что он обладает титулом «Официальный Дед Мороз Сочи-2014», которым был наделен еще в декабре 2009 года, а значит, будет участвовать в Играх в привычном облике сказочного русского волшебника, как старший друг и покровитель олимпийских талисманов.

- Через год исполняется 200 лет с тех пор, как тотемский мещанин Иван Кусков основал Форт Росс, самое южное русское поселение на Тихоокеанском побережье Америки. А полтора года назад во многом благодаря Вашей переписке с губернатором Калифорнии Арнольдом Шварценеггером, удалось сохранить финансирование этого исторического парка. Какие планы связываете с предстоящим юбилеем островка русской цивилизации в Америке?

– Меня всегда поражало, как в те далекие времена наши вологодские жители уходили осваивать восточные регионы вплоть до Америки. Путешествие, хоть из Тотьмы, хоть из Великого Устюга, занимало три года! Дорог не было: летом плыли по рекам, зимой по льду тех же рек упорно двигались на восток, к Охотскому морю. Там строили корабли и плыли в неведомую Америку, попутно совершая географические открытия во славу России. Кусков туда пришел не из любопытства, он должен был организовать колонию, чтобы снабжать продовольствием русские промыслы на Аляске. И свою миссию выполнил.

Кстати, это не единственный случай, когда вологжане устанавливали особые отношения с американцами. В 1866 году череповецкие купцы снарядили депутацию для встречи прибывшей в Россию по приглашению Александра II американской эскадры. Они передали капитану Фоксу испеченный в их городе ситный хлеб, способный сохранять свою пышность, как бы сильно его не сжимали. Американский посланник был растроган. Он сказал, что «этот хлеб похож на Россию и Америку, наши страны также поднимаются, как бы сильно ни сжали их извне». В Череповецком музее хранится его ответный дар – флаг США с 13 звездами (по тогдашнему числу штатов), есть артефакты этой встречи. В ходе визита Президента Билла Клинтона в Москву в 1998 году мы передали ему копии этих материалов, и он при виде их буквально прослезился.

Конечно, нас вдохновляют эти примеры сотрудничества двух великих стран и народов. Собираемся участвовать в юбилее Форта Росс, чтобы вместе хранить наследие русской Америки, частицу нашей общей истории. А изучать свою историю нужно, прежде всего молодому поколению. Поэтому в октябре прошлого года мы с экс-губернатором Калифорнии Арнольдом Шварценеггером говорили и о программе школьного обмена, в рамках которой американские дети могли бы приехать на Вологодчину, а российские – воочию увидеть Форт Росс.

НА ПОЛЯХ

Суммарно за последние пять лет на реставрацию культурного наследия Вологодчины выделено более миллиарда рублей. Объём финансирования из областного бюджета в 2010 году превысил 175 млн рублей. Из федерального бюджета поступило 63,3 млн рублей, в т.ч. почти половина – на реставрацию объектов Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Из муниципальных бюджетов – 25 млн рублей, что почти вдвое больше, чем в 2009 году.

Если в 2008 году частные предприниматели и организации потратили на реставрацию памятников истории и культуры 250 тыс. рублей, то в 2009 году – уже около 8 млн рублей, а в 2010-м – более 17 млн рублей.

blog comments powered by Disqus