15 марта 2011 г.

Новости / «Политика максимального комфорта»

Вологодская область – один из интереснейших примеров для учебника по экономической географии. Регион, бюджет которого еще 10 лет назад на 80% зависел от одного крупного игрока – компании «Северсталь», предпринял масштабные усилия как по снижению монозависимости (по итогам 2010 года доля «Северстали» в его экономике составила 23%), так и по пространственному развитию районов. В интервью журналу «Эксперт С-З» губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев рассказал о том, как регион восстанавливается после кризиса и насколько успешно реализуются планы по созданию на территории области так называемых коридоров развития.

Стресс-тест успешно пройден

– Два года назад, когда мы с вами встречались, кризис только начинался. Ныне можно уже говорить о посткризисном времени. Как Вологодчина прошла кризис?

– Это было состояние, если говорить спортивным языком, близкое к нокауту. Но его не случилось. Мы постепенно восстанавливаемся. Вот, скажем, если «Северсталь» в 2008 году заплатила в областной бюджет 12,5 млрд рублей, то в 2009-м – только 600 млн. Чувствуете масштабы падения? В результате снижения спроса на продукцию ключевых отраслей всего за два первых кризисных месяца 2008 года – октябрь и ноябрь – промышленное производство в области сократилось к сентябрю на 42%, в том числе в металлургии – более чем наполовину. За 2009 год промышленное производство сжалось на 12,5%, в металлургии этот показатель составил более 12%. Но наиболее серьезное среди секторов промышленности падение производства произошло в машиностроительном комплексе – в 1,5-1,7 раза.

В 2010 году прирост объемов промышленного производства (в физическом выражении) к 2009-му составил 10,7%. Для возвращения на уровень 2008 года не хватило 3% – в 2011-м мы его восстановим. В 2010-м «Северсталь» пополнила региональный бюджет на 4 млрд рублей, в этом году мы рассчитываем, что эта цифра вырастет в полтора раза. То есть процесс восстановления идет, в том числе и экономических показателей. Конечно, результаты пока не те, что были в 2008 году, потому что цены на мировых рынках не поднялись до докризисного уровня.

Химический комплекс области стресс-тест финансовым кризисом прошел с честью. В отличие от большинства отечественных предприятий этой отрасли, значительно сокративших свои объемы в 2009 году, у нас постоянно увеличивалось производство минеральных удобрений. Это стало возможным благодаря как действиям менеджмента компании «ФосАгро», так и поддержке, оказанной правительством области: мы сделали форвардные закупки минудобрений в трудный для предприятий период – в декабре 2008 года.

В прошлом году принята Программа социально-экономического развития Вологодской области на 2011-2013 годы, одна из задач которой – повышение устойчивости и модернизация приоритетных секторов экономики на основе кластерной политики. Также определены приоритетные сегменты – лесной, строительный, агропромышленный, льняной кластеры. Думаю, к концу срока действия программы область восстановит докризисный уровень экономики.

– Один из очевидных посткризисных выводов – нельзя полагаться на крупные бюджетообразующие корпорации, необходимо развивать малый и средний бизнес, создавать подушку безопасности…

– Нас этому научил не кризис, а экономическая наука. Класть яйца в разные корзины – аксиома времен раннего капитализма, когда люди занимались диверсификацией производства. И перед Вологодской областью задача диверсификации производства стояла задолго до кризиса. Очень быстро развиваются лесопромышленный и химический комплексы, машиностроение, энергетика, сельское хозяйство.

Индустриальный парк «Шексна» под Череповцом начали создавать еще до кризиса, в 2006 году, понимая, что на «Северстали» избыточное количество сотрудников. В совокупности за весь период реализации проекта за счет средств областного бюджета в объекты инженерной, социальной, а также административной инфраструктуры вложено более 1,2 млрд рублей. В парке уже запущен трубопрофильный завод, дан старт проекту строительства биотехнологического производства. Немного мы споткнулись на реализации планов во время кризиса, потому что замерли все инвесторы. Но сейчас проект постепенно оживает. Металлурги предполагают построить еще два предприятия по изготовлению стеновых панелей и металлоконструкций.

Кризис дал толчок развитию малого бизнеса. Одним из антикризисных условий стало открытие малых предприятий, куда уходили высвобождаемые работники крупных холдингов. Скажем, в 2010 году было создано в четыре раза больше предприятий, чем закрыто. Разработана серьезная программа по занятости, в которой обозначен широкий спектр мер – начиная с федеральных денег, которые можно было, скажем, на год вперед выдавать по безработице (58 тыс. рублей), и заканчивая грантами (по 300 тыс. рублей), которые предоставляли предпринимателям для организации собственного дела.

Мы понимали, что нужно диверсифицировать экономику, повышать производительность труда, оптимизировать управленческие и производственные структуры. То есть поступали в полном соответствии с экономической наукой и это нас в известной степени спасло.

– В середине прошлого года в ходе обсуждения изменений в Налоговом кодексе (в частности, повышения единого страхового налога, ЕСН) было заявлено, что на Вологодчине могут прекратить свою деятельность 2,5 тыс. малых предприятий…

– Прошло еще не так много времени, и пока сложно оценивать результаты повышения ставок и его реальное влияние на судьбу организаций. Но уже очевидно, что в связи с заменой ЕСН страховыми взносами малый бизнес оказался в достаточно тяжелом положении. Может уменьшиться численность работников, зарплата – уйти в «тень», приток инвестиций – сократиться, предпринимательская активность населения – снизиться. И это отодвинет нас на несколько лет назад в развитии прозрачного и чистого бизнеса.

Мы много обсуждали этот вопрос с представителями малого бизнеса. Региональная власть принимает все возможные меры, чтобы на своем уровне выстроить политику максимального комфорта для них. Следуя тренду модернизации экономики, в качестве приоритета мы определили поддержку субъектов малого бизнеса, работающих в производственном секторе, оказывающих услуги населению, развивающих инновации. Готовы предоставлять гранты на создание инновационных компаний, компенсировать таким предприятиям затраты на уплату процентов по кредитам.

Коридоры для развития

– В направлении Вологда – Шексна – Череповец, на небольшой территории по меркам Вологодской области, живет более половины населения региона, сконцентрировано почти все промышленное производство, формируется основная часть прибыли, налогов и инвестиций. Как в этой ситуации не забыть про другие районы? Довольны ли они своим второстепенным положением?

– Вологодская область в целом – большая территория с дисперсной, мелкой системой расселения, сложившейся исторически. Территория области – около 150 тыс. кв. км – равна совокупной площади нескольких европейских государств, а население – в 30-40 раз меньше. При этом большая часть людей действительно проживают в агломерации Вологда – Череповец.

Проблема заключается в том, что на территории области нет и не может быть одинаковой плотности инфраструктуры. Поэтому со стороны региональной власти гарантируется определенный минимальный социальный стандарт в части инфраструктурного обеспечения (здравоохранения, культуры, образования и т.д.). Дальнейшее же развитие территорий зависит от инвестиционного климата, активности глав муниципальных образований и других мер.

В числе основных проектов преобразования экономического пространства Вологодской области определены коридоры развития – мы их назвали сообразно географическому направлению: северный, западный и восточный, а также структурирование межгородской агломерации Вологда – Череповец.

Определены геометрия и специализация коридоров развития, в которых создается более плотная инфраструктура. Здесь строятся дороги, вводятся объекты социальной, телекоммуникационной, инженерной, а также административной инфраструктуры.

– Не чувствуют ли себя обделенными районы, которые не попали в ареал коридоров развития?

– Конечно, когда стратегия развития области согласовывалась, у глав отдельных муниципальных образований, не увидевших себя в границах коридоров, была болезненная реакция. Согласитесь, все равновеликими быть не могут, тем более в условиях дефицита ресурсов. И хотя коридорное планирование – действительно сложный и долгосрочный процесс развития, оно дает шанс, что вакуума перспектив у других территорий не будет. Если коридор, не имеющий к тому же четко очерченных границ, становится более плотной, а значит, динамичной средой, то в свое развитие он втягивает другие территории и потенциал роста неизбежно коснется других районов. Но не сразу. А когда пришло понимание этого, исчезли и беспокойство, и неудовлетворенность второстепенным положением.

– Успевает ли развитие инфраструктуры за этими проектами? Не возникло ли проблем, в частности, с энергетикой, тем более что она перешла на новые тарифы по принципу RAB-регулирования?

– Проблем много. Прежде всего – транспортная инфраструктура. 15 тыс. км неблагоустроенных дорог – безусловно, своими силами нам не решить этот вопрос. Рассчитываем на помощь государства. Вторая проблема – это, конечно, газификация. Хотя через Вологодскую область транзитом проходят все газопроводы, уровень ее газификации – всего 51%. Но нужно отдать должное «Газпрому»: в последние годы он поменял свои приоритеты и помогает в газификации региона. Процесс идет медленно, потому что такую большую территорию сложно газифицировать в короткие сроки.

Что касается энергетики, то мы – энергодефицитный регион. 50% электроэнергии приходится закупать за пределами области, и это нам мешает. Работа в энергетическом хозяйстве идет очень серьезная. В связи с кризисом отодвинуты сроки строительства второй и третьей очередей Череповецкой ГРЭС. Вместе с тем в городе Красавино Великоустюгского района в период кризиса введена в строй сверхсовременная ТЭЦ мощностью 70 МВт. По техническим решениям, заложенным в проекте, у нее нет аналогов ни в Вологодской области, ни в России в целом. Поступают серьезные инвестиции в модернизацию сетевого хозяйства, думаю, с переходом на новые методы регулирования тарифов, позволяющие определить долгосрочный горизонт инвестирования, состояние энергетической инфраструктуры значительно улучшится.

Сшивая позиции

– Насколько на данный момент эффективна региональная инфраструктура для ведения бизнеса и создания совместных с иностранными инвесторами проектов?

– Помимо тесной работы с местным бизнесом мы выстраиваем политику максимального комфорта и прозрачности и для сторонних инвесторов. Инвестиционная привлекательность Вологодской области обеспечена по четырем основным позициям. Это выгодная география: близость к Москве и Петербургу, а кроме того, через область проходят все виды транспортных коммуникаций. Далее – высокий кадровый потенциал. Третья позиция – достаточно развитая административная инфраструктура. И наконец, что особенно важно, поддержка со стороны региональной и муниципальных властей – в области работает прозрачный механизм получения преференций. Инвесторам предоставляется пакет стабильных налоговых льгот в рамках региональной инвестиционной программы. Бизнес за счет бюджетных возможностей получает региональные государственные гарантии по кредитам. Собирая, сшивая все эти позиции, мы тем самым создаем комфортные условия для инвестора.

– Какие инвестиционные проекты запланированы к реализации в 2011 году? К слову, на какой стадии реализации находится проект создания Вологодской бумажной мануфактуры?

– 2011-й – это год, когда экономическая ситуация в области стабилизируется. Нужен стартовый толчок для дальнейшего подъема – в реальном секторе, в социальной сфере. Одновременно необходимо модернизировать экономику. В первую очередь мы даем «зеленый свет» и всячески содействуем привлечению и российских, и иностранных инвестиций, готовых привнести новые технологии. В 2011 году объем инвестиций в основной капитал в области оценивается в 64,6 млрд рублей (рост к 2010-му – на 13%). Если компании осуществят все свои намерения, то объем инвестиций удвоится.

Ключевой момент в металлургическом производстве – ввод в эксплуатацию второй линии полимерных покрытий металла, что позволит удвоить объем выпускаемого оцинкованного стального проката с полимерным покрытием для предприятий стройиндустрии. В химической отрасли продолжается реализация проекта по строительству одного из самых современных в мире производств карбамида, а также газотурбинной теплоэлектростанции, которая обеспечит потребности новых предприятий электроэнергией.

В лесопромышленном комплексе проекты нацелены на переориентацию с экспорта сырья на глубокую переработку древесины. В частности, планируются ввод цеха по изготовлению домов из клееного бруса на Сокольском деревообрабатывающем комбинате, возведение в том же Соколе первой очереди завода по выпуску плит с ориентированной стружкой, продолжится реализация проекта на Сухонском ЦБК по строительству второй очереди бумагоделательной фабрики.

Что касается инвестиционного проекта «Вологодская бумажная мануфактура», то он не остановлен, идет предпроектная стадия. Запланировано создание бумажной фабрики по производству мелованных печатных бумаг высокого качества объемом 600 тыс. тонн в год. В связи с тем что на фабрике в технологическом процессе будут применяться нанотехнологии, подана заявка в госкорпорацию «Роснано». В настоящее время проект прошел оценку на патентную чистоту. Для такого большого предприятия предпроектные работы могут быть достаточно длительными.

Табачок врозь

– В начале этого года был представлен проект Стратегии развития Северо-Западного федерального округа. Возможна ли консолидация усилий губернаторского блока для более планомерного развития округа?

– Я лично большие надежды возлагаю на эту стратегию развития. Между губернаторами Северо-Запада – дружеские (подчеркиваю: дружеские) отношения. Но дружба дружбой, а табачок врозь. И, конечно, мы конкурируем по развитию производственных мощностей на своих территориях, по привлечению инвестиций.

Например, одновременно о планах по строительству целлюлозно-бумажного комбината заявили Новгородская и Вологодская области, Республика Коми, а также Костромская и Кировская области. Две последние не входят в Северо-Западный федеральный округ, но мы являемся потенциальными сырьевыми рынками. И, конечно, рынками сбыта.

Но что получается: инвесторы, по сути, вьют из нас веревки, добиваясь уникальных преференций и максимального количества уступок. Требуют резервирования лесных площадей, налоговых льгот. При этом пока все проекты так и остаются на бумаге. Я считаю, что размещением инвестиционных проектов на территории страны должно заниматься правительство России с учетом наличия у субъектов ресурсной сырьевой базы, человеческих ресурсов, энергетической и транспортной инфраструктуры. Правительство должно четко сказать: целлюлозно-бумажный комбинат должен быть построен здесь. Все, тема закрыта. Мелкие предприятия – пожалуйста, пусть будет конкуренция, но место для строительства крупных заводов должно указывать государство.

Много предстоит отладить и на уровне межрегионального взаимодействия. Вот частный пример. Для нас очень важна автодорога из Вологды в мурманский Медвежьегорск. Она проходит по территориям четырех субъектов федерации – Карелии, Вологодской, Архангельской и Мурманской областей – и, соответственно, затрагивает их интересы. Федеральное агентство дорожного транспорта готово выделить бюджеты на строительство, но для этого дороге нужно придать статус межрегиональной. Но Медвежьегорск – не столица, а межрегиональными считаются дороги между областными центрами. Хорошо, мы предлагаем сделать дорогу Вологда – Мурманск и даже уже построили свою часть пути. Но мурманским властям этот проект не нужен, у них иные инфраструктурные приоритеты на своей территории. Видите, есть противоречия. Но если бы существовал план стратегического развития территории и было четко прописано для всех: эта дорога ведет из центра России к мурманским портам, – нас рассудили бы интересы государства, а тут и спорить нечего.

Дмитрий Глумсков

Вологда – Санкт-Петербург

14.03.2011

blog comments powered by Disqus