19 декабря 2012 г.

Новости / «Никаких долгов у Позгалева нет!»

Бывший губернатор области откровенно рассказал о своем «наследии».

Ровно год назад, 12 декабря 2011 года, Вячеслав Позгалев объявил о своей отставке и перешел на работу в Госдуму РФ. Сегодня он остается одним из самых обсуждаемых политиков Вологодчины, в том числе, в свете непростой ситуации в экономике региона.

Корреспондент АиФ встретился с Вячеславом Позгалевым, чтобы получить от него ответы на самые острые вопросы, которые волнуют вологжан.

Об экономике

- Вячеслав Евгеньевич, насколько внимательно вы в качестве депутата Государственной думы следите за экономической ситуацией в области? Ведь разговоры о «тяжелом наследии», которое досталось нынешнему губернатору Олегу Кувшинникову, не утихают. Почему, на ваш взгляд, области пока не удалось выпутаться из долгов?

- Никакого трагизма нет, ситуация нормальная. В 1996 году, когда я заступил на пост губернатора, государственный долг области составлял 200% от годового бюджета. Сейчас — 83%. Но существует график погашения госдолга, и уже к 2015 году он снизится до 30%. При условии, что платить по счетам область будет точно в срок.

Люди тоже стали жить лучше. Об этом говорит динамика приобретения дорогостоящих товаров, газификация региона, строительство жилья, развитие ипотеки. В несколько раз выросли накопления граждан в банках.

Да, возникли некоторые проблемы, и область сейчас развивается не так динамично, как это было до 2009 года, когда мы каждый год делили по 4 миллиарда рублей дополнительных доходов. Но сегодня любые разговоры о банкротстве, мягко говоря, беспочвенны. Согласно Бюджетному кодексу, в области может быть введено внешнее управление лишь в том случае, если просроченная задолженность по обязательствам составляет более 30% от уровня собственных доходов. Когда область не платит заработную плату, не расплачивается по взятым кредитам… У нас этого нет и близко.

- И все-таки задолженность по кредитам почти в 29 миллиардов рублей налицо, и многие вологжане воспринимают ее именно как «долги Позгалева».

- Нет никаких «долгов Позгалева»! Позгалев оставил область в хорошем состоянии. Нам, кстати, часто ставили в вину то, что при формировании бюджета мы опираемся в основном на доходы металлургов. Но последние цифры свидетельствуют об обратном: сегодня потери металлургии восполняются за счет других отраслей, а это говорит о диверсификации региональной экономики.

Если когда-то 80% бюджета области наполнялось металлургами, то сейчас — это 28%. А если металлургия снова начнет подниматься, мы снова сможем жить лучше... Правда, когда это произойдет, никто не знает, так как никто не может сегодня точно сказать, сколько еще продлится мировой экономический кризис.

Именно поэтому мы были вынуждены принимать меры по защите регионального бюджета. На федеральном уровне был принят закон о консолидированном плательщике. Теперь все предприятия, входящие в холдинг «Северстали», независимо от того, в каком регионе они находятся, образно говоря, будут сливать прибыль в одну «кастрюлю», а затем налог на прибыль будет распределяться в соответствии с величиной основных фондов и численностью рабочих на конкретном предприятии.

Сейчас налог с прибыли платится по месту получения этой прибыли. А так как в последнее время цены на сырье выросли, то выросла и прибыль сырьевых предприятий. В итоге налог на прибыль из Вологодской области переместился в Карелию, Мурманскую область, республику Коми. С 2013 года ситуация изменится, а справедливость будет восстановлена.

У нас в области есть Череповецкий металлургический комбинат — крупнейшее предприятие холдинга. По моим расчетам, в будущем году бюджет области должен получить около 2,5 миллиардов рублей дополнительных доходов.

- Тем не менее, правительство области по-прежнему предлагает нам затянуть пояса: проект бюджета на 2013 год выглядит весьма пессимистично.


- Есть тяжелая экономическая ситуация в мире — долгосрочный кризис. А мы являемся игроками на мировом рынке.

А бюджет нужно принимать, он, с одной стороны, достаточно напряженный, но в тоже время - сбалансированный. И новое правительство сможет нормально выстроить свою работу с таким бюджетом. Плюс качественно выстроенные отношения с Минфином, и тогда область сможет рассчитывать на поддержку федерального центра. Все политические договоренности руководством области уже достигнуты.

Да, я знаю, что приостановлено исполнение 60 разных проектов по районам. Но никто же не говорит, что эти проекты не нужны в будущем: мосты, стадионы, детские сады, бассейны, жилье… Просто в ближайшее время средств на это не будет. А если они появятся, то планы, куда их потратить, во что вложить, уже есть.

- Есть еще один момент: Россия стала участником ВТО, и как это отразится на местных предприятиях — большой вопрос.


- Мы должны избавиться от архаичных производств и заменить их производствами более высокого уровня. Задача власти в том, чтобы сделать этот процесс минимально болезненным. Например, в сельском хозяйстве у нас есть 5 лет, чтобы разобраться с этим вопросом. Конечно, это будет связано с тем, что часть производств будет закрываться, а люди — высвобождаться.

- Звучит не слишком ободряюще.

- Это реальность. Там нет специалистов, тощие почвы — чудес не бывает. Сколько денег им ни давай, результата не будет. Сегодня власти надо дойти до каждого хозяйства. Можно людей распустить по индивидуальным подворьям, можно стимулировать их заниматься народными промыслами, можно перекинуть на более сильные хозяйства, которые от вступления в ВТО только выиграют.

О сомнительных проектах

- Вернемся к вопросу о долгах и кредитах. Есть конкретный пример: ситуация на Шекснинской и Череповецкой птицефабриках, собственник которых — компания ОГО — обанкротилась. Но ведь компания брала кредиты на эти предприятия под областные гарантии. А теперь предприятия «висят» на бюджете области.


- Я готов подтвердить свои слова, сказанные в другом интервью полгода назад: речь идет об одной из важнейших отраслей Вологодской области, которую мы обязаны поддерживать. А то, что предприятия оказались в руках авантюристов — это издержки рыночной экономики, предугадать это невозможно.

Но я подчеркну одну вещь: ни по каким гарантиям, выдававшимся птицефабрикам, область рассчитываться не будет. Будут гаситься долги от хозяйственной деятельности этих предприятий.

- Но мы все-таки платим?

- Конечно. Речь ведь идет о спасении птицефабрик! В противном случае, фабрики бы просто умерли, куры сдохли, а тысячи людей оказались бы на улице без работы. Да, область при таком раскладе ничего бы не заплатила! Просто потом пришлось бы спасать людей, устранять последствия экологической катастрофы… И такой вариант развития событий оказался бы в итоге куда более затратным.

- Но этот «несчастный случай» - не единственный. Например, недавно ушел в отставку начальник департамента финансов области Сергей Тугарин, и многие связывают это с проектом быстровозводимых детских садов в нескольких районах. Есть уголовное дело в отношении руководства организации-строителя: они сдавали каждый объект в аренду на 10 лет с последующим правом выкупа за сумму, на которую можно построить еще несколько садиков. И эту схему утвердил не только департамент, но и депутаты Законодательного собрания!

- Сама схема - удачная, ее применяют и в других субъектах федерации. Я лично все проверил, когда поднялась шумиха вокруг быстровозводимых детских садов. Есть проект, есть государственная экспертиза. Депутаты Законодательного собрания тоже скрупулезно все проверили. Те 60 миллионов рублей, которые сейчас стоит этот детский сад, через 10 лет будут стоить все 150. Деньги обесцениваются, поэтому строить в кредит — выгодно. И самое главное — детские сады уже работают, а очередь сокращается.

Что касается Тугарина, то я не знаю, какие претензии предъявляются лично Сергею Станиславовичу. Но могу сказать, что в правительстве области есть две инстанции, которые не любит никто - это государственно-правовой департамент и департамент финансов. Потому что и те, и другие чаще всего говорят слово «нет». И рано или поздно у человека иссякает ресурс терпения и наступает усталость: он же постоянно под огнем критики… Но, знаете, всех, кто оставил свою работу, которая была на виду, у нас почему-то не добрым словом вспоминают, а какой-нибудь гадостью.

О себе

- 12 декабря исполняется ровно год с того момента, как вы публично заявили о своей отставке с поста губернатора. Тоже устали?

- Мне часто задавали вопрос: а почему вы не ушли в 2007 году, на пике славы? За вами идет репутация просвещенного губернатора, 83% процента избирателей отдали за вас голоса на последних прямых выборах. Отвечаю: не ушел потому, что не захотел бросить область в трудную минуту, которая наступила в 2008 - 2009 годах.

И остался на капитанском мостике до тех пор, пока не вывел область из кризиса. К 2011 году все предприятия области встали на ноги, а безработица снизилась до минимума. При этом все эти годы мы добросовестно исполняли все свои социальные обязательства.

Я отработал губернатором три срока, а специалисты в области психологии труда утверждают, что работу надо менять каждые пять лет. Вот и сказал президенту, что хочу покинуть этот пост и, используя свой опыт, посвятить себя законотворческой работе.

Кстати, когда я в этот раз встал во главе партийного списка на выборах, были разговоры, что «вот опять обманут, ни в какую Думу он не пойдет, а останется губернатором». Но когда я выполнил свое обещание и перешел работать в Думу, снова раздались недовольные голоса: дескать, сбежал в депутаты…

- А вскоре после отставки пошли разговоры о некой квартире, которая принадлежала области и которую вы якобы присвоили, о дорогой мебели, купленной за счет бюджета, о «навороченных» дачах и тому подобных вещах.

- Охотно отвечу на это. В своей квартире в Вологде я живу уже 16 лет. Когда я понял, что моя биография в качестве губернатора подходит к концу, то решил выкупить эту квартиру вместе с мебелью, хотя по закону мог бы ее просто приватизировать. Ее стоимость, по акту независимой оценки, 2,4 миллиона рублей. Я взял кредит в банке и за два года его погасил. И еще хочу подчеркнуть, что я никогда не «уезжал в Москву»! Туда я езжу на работу — примерно две недели в месяц.

У меня нет ни коттеджей, ни особняков под Вологдой. Есть дом в Череповце, построенный очень давно, около 15 лет назад. И есть дача - с обычным одноэтажным домом. А то, что говорят и пишут «про кучу гектаров земли, про многокилометровый забор» — все это неправда.

Андрей Семин

«АиФ Вологда», Региональное приложение для жителей Вологды и Череповца,

№ 50 (677), 12 – 18 декабря 2012 года

blog comments powered by Disqus