13 декабря 2012 г.

Новости / Мифы и правда о регионе-доноре и налогах от «Северстали»

Сегодня в Законодательном Собрании области вновь будут обсуждать проект бюджета на 2013 год. Отрицательные заключения депутатов и общественности, предложение губернатора не принимать его в первом чтении - все это бурно обсуждалось последние две недели. За звучащими негативными оценками как-то потерялось то, что за год удалось снизить дефицит бюджета, что увеличились доходы в некоторых отраслях, которые раньше не являлись ключевыми для областной казны, что развивается собственная доходная база местных бюджетов. Вот и депутат Госдумы Вячеслав Позгалев считает, что область постепенно выходит из тяжелого финансового кризиса.



- Вячеслав Евгеньевич, в представленном первоначально проекте бюджета не были предусмотрены расходы на обеспечение роста зарплаты бюджетников, что и стало причиной его непринятия в первом чтении. А как обстоят дела в других регионах?


- Все из кожи вон лезут, чтобы поднять зарплаты бюджетникам. Во многих регионах ни дорог не строят, ни жилья… Только зарплату выплачивают. Но это - тупиковый путь. Если мы не будем развивать свою собственную доходную базу, то рано или поздно придем к тому, что все деньги, собранные в виде подоходного налога, будем выплачивать в виде заработной платы. Ни на развитие региона, ни на новые объекты денег не останется.

- А как вы в целом оцениваете проект бюджета?

- С высоты своего сегодняшнего положения могу сказать, что нынешний бюджет - хороший. Он очень напряженный, но достаточно сбалансированный. Область выходит из тяжелого финансового кризиса.

- Именно поэтому вы с самого начала говорили, что бюджет надо принимать?

- Когда мы начинали работать в 90-е годы прошлого столетия, на сессиях Законодательного Собрания были такие баталии, что мы уходили в новый год без бюджета. Какая в этом таится опасность? Если бюджет не принят, финансировать расходы приходится по одной двенадцатой бюджета.

А это значит, что нельзя планировать работу на февраль и тем более на март, апрель или май. Под вопросом окажутся посевная, благоустройство. Нельзя проводить конкурсы. А конкурсы - это процедура длительная. Если ее объявить поздно, то исполнение работ отложится на вторую половину года. Именно поэтому у нас дорожные работы зачастую приходились на сентябрь-октябрь, асфальт клали в снег, за что нас справедливо критиковали вологжане.

Проанализировав свои ошибки, мы начали работать с депутатами задолго до принятия бюджета - в комиссиях, на комитетах рассказывали, объясняли, а потом на самой сессии все уже проходило гладко. Оппозиция называла такое поведение большинства депутатов «послушным одобрямсом» и нещадно нас критиковала. У нас же были очень серьезные оппоненты. Вспомните, как перемывали правительству кости Суров, Лукичев, Жаравин…

- Насколько мы можем рассчитывать на помощь из федерального бюджета?


- Во-первых, Москва уже выделила более миллиарда на сбалансирование бюджета 2012 года. Это средства из дополнительных 25 миллиардов доходов, которые получила Российская Федерация в 2012 году. Их распределение происходило на моих глазах. Получили их не все субъекты, а только те, кто реально оказался в тяжелом финансовом положении.

Если теперь департамент финансов правильно объяснит Минфину причину возникшего дефицита средств на увеличение зарплаты бюджетникам, я думаю, что нам помогут. Ведь все политические решения уже приняты - и Валентина Матвиенко, и Дмитрий Медведев во время визитов в нашу область обещали поддержку. Есть соответствующие поручения. Теперь надо работать с Минфином. Надо грамотно доказывать, что сами, в одиночку, не справимся. Хотя мы ведь до сих пор, как это ни покажется странным, считаемся регионом-донором.

- Как такое может быть? Вологодчина - один из самых пострадавших от кризиса регионов.


- А потому что мы живем на свои деньги. Да, мы действительно один из самых пострадавших регионов, но не самый бедный! Мы не смогли восстановить уровень доходов самого тучного, как сейчас говорят, 2008 года. А уровень производства у нас не только восстановлен, но и превзойден. Уровень платежей предприятиями превзойден. Всеми, кроме «Северстали».

Сейчас существует много разных домыслов, что металлурги куда-то уводят деньги.

Авторитетно заявляю: «Северсталь» платит налоги своевременно и в полном объеме. Даже в период кризиса 2008 - 2009 годов компания не допускала задержек платежей в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды.

А сверх того, еще есть благотворительные проекты, социальные программы… Все это выливается в приличные суммы финансовой поддержки и Череповца, и всей области. А строительство аквапарка на деньги металлургов? А содержание хоккейной команды «Северсталь», выступающей в КХЛ? А фестиваль «Золотая маска» и проект «Дорога к дому»? Так что давайте будем честными по отношению к «Северстали».

Кстати, самый невероятный слух о том, что Путин якобы дал поручение Мордашову поддержать Ярославль в подготовке к Чемпионату мира в 2018 году. Это все глупости и бред.

- Тем не менее созданному в Ярославле центру переданы функции централизованной и кадровой службы «Северстали», в том числе и ЧерМК.

- Объясняю. Допустим, вы захотели купить билет на рейс авиакомпании «Люфтганза». Как думаете, куда вы попадаете, когда набираете номер ее телефона? В Германию? Как бы не так. В Индию. Именно там находится офис компании, потому что там дешевая рабочая сила, низкие налоги…

Еще два года назад Алексей Александрович Мордашов мне объяснял, что «Северсталь», оптимизируя свои управленческие структуры, переводит логистический центр (центр единого сервиса) всего гигантского холдинга в Ярославль, потому что там самые низкие издержки на управленческие решения.

Это отнюдь не означает, что металлурги собираются платить налоги в этом регионе. Центр является лишь оператором, который обрабатывает информацию, поступающую из всех дивизионов «Северстали», формирует пакет заказов, помогает рассчитать сумму платежей, которую необходимо перечислить компании в федеральный бюджет и внебюджетные фонды, а также в региональные и муниципальные бюджеты различных субъектов РФ.

В Ярославль ушел только НДФЛ тех сотрудников, которые переехали из Череповца. А в центре работают всего 400 специалистов из различных предприятий холдинга.

- Вот-вот… Как раз и говорят о том, что их туда перевели, чтобы из московского офиса не надо было ездить в Череповец.


- Я эту сплетню слышал. Но… Самолет из Череповца до Москвы летит всего 40 минут. С дорогами до аэропортов получается часа два. А от центра Москвы до центра Ярославля на машине вы будете добираться часа четыре. По железной дороге, конечно, быстрее. Но кто из высшего менеджмента «Северстали» поедет на электричке?

- Говорят, что вы поссорились с Алексеем Мордашовым. И с этим отчасти связывают вашу отставку.

- Это не так. Мы с Алексеем Александровичем всегда вели откровенный разговор и всегда находили понимание.

Вспомните 1997 год, когда мы первыми в стране протянули руку «Северстали» - провели реструктуризацию задолженности (словосочетание это появилось не сейчас, еще тогда мы разрешили «Северстали» отложить расчеты по долгам в обмен на обещание вовремя обеспечивать текущие платежи). Это было сделано впервые в истории России. Все пытались выжать максимум из предприятий, а мы, наоборот, отпустили их на волю.

Мы снизили налоги. Это было фантастическим шагом! В 1996-м году дорожный налог составлял 4,5 процента. Но существовал коридор, внутри которого область имела право повышать или снижать ставку.

Наши соседи загнали бизнес в тиски. Кострома, к примеру, установила верхнюю планку. А мы определили для всех предприятий один процент, а для Северстали - даже 0,7%. Не потому, что «Северсталь» мне была близка, а потому, что в качестве критерия мы использовали объем уплачиваемых налогов: чем больше был оборот предприятия, тем меньше ставка. В итоге мы собрали налогов больше, чем все наши соседи, вместе взятые.

И это был глоток воздуха нашим предприятиям. А весь механизм, заржавевший в ходе перестройки нашей экономики, начал постепенно разворачиваться, и наша экономическая машина заработала. В итоге из области, у которой в 1996 году государственный долг составлял 200 процентов (а не 83%, как сегодня), мы к 2000 году превратились в регион-донор.

- Но вы сами сказали, что «Северсталь» не восстановила докризисные объемы прибыли, а значит, и платежей в бюджет…

- Предприятие искало пути решения проблем. И один из них - создание консолидированной группы налогоплательщиков. Дело в том, что сегодня налог на прибыль платится по месту производства этой прибыли. Скажем, выросли цены на уголь, в итоге Республика Коми в прошлом году получила 1,5 миллиарда дополнительных доходов. Зато Вологодская область потеряла эти 1,5 миллиарда, переплатив за возросшую цену на уголь.

Мы считали это неправильным и поставили вопрос ребром. Уже работая в Государственной Думе, я стал участником принятия закона о консолидированном плательщике: когда в основу размера уплачиваемой прибыли берется не место производства прибыли, а стоимость основных фондов и численность работающих на этой территории. «Северсталь» станет консолидированным плательщиком, поэтому можно рассчитывать на дополнительные доходы в областной бюджет от компании в будущем году.

- Но будет ли это справедливо по отношению к тем предприятиям холдинга, которые показывают эту прибыль?

- Несмотря на то, что угольные разрезы в Республике Коми принадлежат «Северстали», она не может покупать там уголь по заниженной цене. Это называется демпингом и преследуется по мировым законам. Максимум - на 20% ниже, чем на мировом рынке. Таковы законы мировой экономики.

Если «Северсталь» вдруг нарушит это правило, ей придется отвечать в Англии перед экономическим судом. А первой предъявит претензии наша налоговая инспекция: нет ли здесь попытки уйти от налогов?

Поэтому хотя и уголь, и руда принадлежат «Северстали», цену на них формирует рынок. И ЧерМК из стоимости своей готовой продукции оплачивает повышение цен на сырье своих собственных предприятий, поэтому там искусственно вырастает прибыль. И чтобы ликвидировать эту несправедливость, и был принят новый закон о консолидированном плательщике. И если наибольшее количество работников, создающих эту прибыль, находятся в Череповце, основные фонды - в Череповце, значит, Череповец и Вологодская область в целом и должны получать больше, чем другие.

Надежда КУЗЬМИНСКАЯ

Газета «Красный Север», №234 (27 014) / СРЕДА, 12 декабря 2012

blog comments powered by Disqus