27 марта 2015 г.

Интервью / Вячеслав Позгалев: «Главное – преемственность»

 4 апреля 1990 года Совет народных депутатов Череповца большинством голосов избрал Вячеслава Позгалева на должность председателя исполкома горсовета. А в сентябре следующего, 1991 года Позгалев был избран мэром Череповца. В канун такого своеобразного юбилея «Ваш Управдом» решил поговорить с первым череповецким мэром о том, как через призму последних 25-ти лет выглядят причины текущих проблем города на Шексне. В том числе, коммунальных.

- Вячеслав Евгеньевич, 25-ть лет назад вы приняли город Череповец в управление со словами о том, что «все проблемы в городе дошли до крайности». Что имелось в виду? И, что мешало вашим предшественникам сделать Череповец «нормальным европейским городом»?

 - Я имел в виду то, что было на самом деле: отсутствие воды, горячего водоснабжения, теплоснабжения, электроэнергии, разбитые дороги. Катастрофа с пассажирскими перевозками. Колоссальные проблемы с экологией. В общем, самый настоящий коллапс, клубок проблем. Вопрос – почему такое «наследство» мне оставили предшественники? Система управления городским хозяйством, которая сложилась к концу 80-х, началу 90-х годов прошлого века, была исключительно порочной и неэффективной.

Один пример. Я был заместителем директора Череповецкого металлургического комбината, отвечал за часть городского хозяйства, принадлежащее металлургам. Мне на капитальный ремонт жилья было положено 2 миллиона рублей в тех деньгах. Мне выделяли миллион. Каждый год на миллион меньше положенного. Так десятилетиями накапливался недоремонт. Притом, что металлурги были самой богатой организацией в городе в то время. Что тогда было спрашивать со строителей, городского жилищного хозяйства?

Катастрофическая ситуация в городском хозяйстве была не виной, а бедой руководителей города. Череповец и до меня возглавляли яркие, интересные люди. Скажем, взять того же Савонова, Нифонтова, Саранских. Все люди известные и, скажу, небесталанные. Но трудно было рассчитывать на чудо, если экономические отношения были уровня «каменного века».

 - И все же, как мы знаем, вам удалось переломить ситуацию. Какие свои достижения на посту предгорсисполкома - мэра Череповца вы считаете главными?

 - До сих пор не все принимают то, что я говорю, но я начинал свои первые интервью словами о том, что все наши проблемы от бескультурья. Ибо культура - это наше все, все, что нас окружает. А не только библиотеки, театры, художественная самодеятельность. Это, в том числе, и система управления, которая в конце 80-х годов при всех достижениях советского народного хозяйства, при всех богатствах, которыми располагал Советский Союз была совершенна неэффективной.

И постепенно энтузиазм комсомольских строек - «катализатор», на котором держались развитие страны 50-60-70е годы (можно вспомнить освоение целины, БАМ, покорение космоса) стал иссякать. Это в итоге привело к тому, что народное хозяйство стало пробуксовывать. Конечно, в первую очередь это сказалось на социальной среде, на бытовых условиях людей.  Когда мы заговорили о том, что нужно делать, поняли, что надо, в первую очередь, менять отношения людей к окружающей среде. Я говорю не только о наших серьезных спорах с так называемыми «зелеными», которые в то время обычно в штыки встречали любые наши начинания.

Мы стали заниматься культурой в широком смысле. В те годы были построены два дворца культуры. Были созданы все творческие коллективы: «Русский Север», Национальный театр, Камерный оркестр, симфонический оркестр, детский музыкальный театр. Мы стали строить клубы по месту жительства, стали проводить фестивали (один «Кубок Севера», чего стоил!). О Череповце узнали за пределами страны. С блеском мы провели 150-летний юбилей Верещагина. Череповец заявил о себе по всей России: в министерских кабинетах, в парламентских коридорах.

А что я считаю своими главными достижениями во время моего руководства городом? Северный коэффициент +25% к зарплате. Все-таки зарплата стала на четверть больше - это серьезное достижение. Создание Череповецкого университета и постановление правительства по экологии. Все это было сделано тогда, когда в город приехал Борис Николаевич Ельцин. Он принял все эти решения.

Поэтому сейчас в городе есть университет, расселена санитарно-защитная зона, жители получают надбавку к оплате. Кроме того, за пять лет было построено 52 социальных объекта (не считая производственных). Две котельных, два ДК, 8 детских садов, 5 школ - в самые сложные перестроечные (1990-1995 гг.) годы каждый год вводилось по школе, строилось по 200 тыс. кв.м. жилья.

 – Откуда деньги брали, Вячеслав Евгеньевич?

 - Меня об этом тоже тогда спрашивали. Деньги не дают просто так, их зарабатывают. Первое, с чего мы начали, что я считаю очень важным для Череповца - мы заказали проведение исследования консалтинговой фирме "Эрнст и Янг". Заплатили ей 70 тыс. долларов - меня чуть не «сожрали» тогда за эти деньги - тем не менее, мы получили результаты, поняли, что нужно делать. Мы участвовали во всех конкурсах, которые открывали доступ ко деньгам на мировом финансовом рынке. Только мировой банк выдал нам 6 кредитов.

И получили деньги на организацию пассажирских перевозок, на Водоканал, на теплоснабжение и на реформу ЖКХ. Я помню, когда я ушел из Череповца в Вологду, мне вслед на одном из исполкомов было сказано, что Позгалев наделал долгов, за которые придется рассчитываться будущим поколениям.

Сегодня все долги погашены, но в городе устойчиво работает пассажирский транспорт, можно пить воду из-под крана, забыты проблемы с подачей воды на пятые этажи МКД и выше, тепло есть во всех домах. То есть были решены все самые острые вопросы города. Для нас было очень важно иметь план действий, которые сделала авторитетная международная организация - это было, как знак качества, который мы предъявляли инвесторам и договаривались.

Мы же получали колоссальные деньги. Только на реформу ЖКХ мы получили 30 миллионов долларов. На эти деньги мы создали диспетчеризацию теплоснабжения, заменили тепловые пункты в домах, поставили систему управления жилищно-коммунальным хозяйством. Была проделана колоссальная работа. К сожалению, потом она остановилась - я ушел, и она не получила своего продолжения. Для нас это была большая школа.

Вступая в рыночную экономику, в которой мы никогда не жили (не считая колхозного базара), мы научились говорить на международном языке, поняли законы управления рыночной экономической системой. Этот комплекс мер привел к тому, что Череповец стал настолько известным, что меня избрали председателем Союза городов Северо-Запада России.

Здесь, в нашем городе проходили все самые значительные форумы, связанные с местным самоуправлением, решением коммунальных проблем. Меня избрали в совет по местному самоуправлению при президенте Российской федерации. И город Череповец стал известным и популярным. А это помогало открывать двери в кабинеты, помогало решать вопросы.

Даже минуя областной центр - мы решали вопросы напрямую: те же международные кредиты мы получали без поддержки областных властей. Я думаю, что мы создали серьезный базис для того, чтобы Череповец стал богатым европейским городом. Мы себе такую задачу и ставили.

 - Тогда спрошу: что из задуманного не удалось или не успелось сделать? Есть ли в этом возможном перечне вещи, которые, на Ваш взгляд, не решены до сих пор?

 - Да… Тут есть вопросы. Прежде всего, я считаю своей недоработкой то, что не удалось довести до конца дело с «Северным маршрутом». То, что делают химики сейчас, развивая свой комплекс, должно было быть сделано еще 20 лет назад. Если бы тогда «зеленые» не тормознули этот проект, мы бы имели в Череповце удвоенную налогооблагаемую базу. Хотя сегодня химики и так платят налогов больше, чем металлурги. Но город был бы богаче в два раза.

Не удалось мне развить в городе массовое малоэтажное домостроение. Не удалось мне построить второй мост, хотя планы были давным-давно. Не удалось сделать набережную, построить цирк, оживить трикотажную фабрику «Рассвет». Не удалось закончить строительство Дворца химиков - он ведь тоже стоит недоделанный. Не удалось при мне достроить Камерный театр. Эта работа была закончена уже потом.

Так что кое-какие долги я городу оставил, а потом, будучи губернатором, помогал эти долги возвращать. Была в свое время такая кампания «Позгалев, верни долги». Могу сказать, что за годы моего губернаторства Череповец получил дополнительно только из областного бюджета более 8 млрд. На эти деньги были построены: въезд в город, мост через Ягорбу, благоустроена набережная Ягорбы, сделан ремонт Камерного театра, построен Ледовый дворец, школы, детские сады. И я продолжаю возвращать долги городу. Например, тем, что занимаюсь сохранением истории Череповца.

 - Наше издание специализируется на проблемах жилищно-коммунального хозяйства. Сегодня эта сфера в Череповце чувствует себя, мягко говоря, не очень хорошо. Можно вспомнить «эпопею» с продажей крупнейшей в городе УК «Металлург» и ее последующим банкротством, огромную задолженность потребителей за тепло и воду, а города - за газ, происходящее на глазах разрушение сетевой инфраструктуры теплоснабжения города… Сталкивались ли вы с чем-то подобным, когда были главой города? Есть ли у Вас свой взгляд на причины наших сегодняшних коммунальных проблем? 

 - К сожалению, жизнь идет по синусоиде - подъемы чередуются со спадами. И со временем Череповец немного потерял набранный темп, и мы пришли к тому, что сейчас имеем. У меня до сих пор стоит в кабинете (и я вожу с собой этот подарок) кусок трубы в теплоизоляционной обертке и написано «благодарные череповчане - мэру города Позгалеву». Еще тогда мы занялись модернизацией коммунальной инфраструктуры, борьбой с теплопотерями. Используя, кстати, международные гранты. Многое удалось сделать…

Почему эти проблемы вернулись? Во-первых, считаю, в стране была начата непродуманная жилищно-коммунальная реформа. Прямо как Виктор Степанович Черномырдин говорил: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Не случайно в результате этой авантюры аббревиатуру стали расшифровывать – «живи, как хочешь».  Я помню, до «реформы» у меня была маленькая такая книжечка для оплаты за жилищно-коммунальные услуги. Я сам ее заполнял, шел в свой ЖЭК, мне там на кассовом аппарате отбивали, что уплачено, отрывали квиток. И все. Занимало это, ну полчаса максимум. С дорогой. И больше никаких бумаг.

Сейчас же мы все никак не можем разобраться с оплатой за электроэнергию в Череповце. Перестройки всех этих электроснабжающих организаций привели к тому, что запутали людей окончательно. Раньше были ЖЭКи, ЖКУ - все было четко выстроено. С появлением рыночных отношений в это хозяйство пришли совершенно неподготовленные люди, а, часто, и (может, на меня кто-то обидится) непорядочные.

Когда энергоснабжающие организации спохватились за платежи, посыпалась система банкротств. Заложниками оказались люди. Я считаю, что, во-первых, зря разрушили существовавшую систему прямых расчетов с ресурсоснабжающими организациями. В Электросеть граждане всегда платили по счетчикам напрямую. Межрегионгаз всю жизнь собирал платежи сам. Споткнулись на теплоснабжении и водоснабжении. Эти организации не хотели создавать свои собственные сбытовые подразделения, которые бы занимались продажей ресурсов. Сейчас удалось кое-что сделать, чтобы перевести расчеты граждан напрямую с РСО.

 - Есть ли надежда, что Государственная Дума примет, наконец, поправки, которые узаконят прямые платежи населения «ресурсникам»?

 - В этом нет необходимости - есть областное правительство, вполне достаточно компетенции уровня региональной власти для того, чтобы принять такие решения. Что касается законов, принятых Государственной Думой, есть один закон - Жилищный кодекс. Его достаточно, чтобы работа велась законно и эффективно. Но все сейчас в руках местной власти.

Пока местные власти сторонились этой работы - вот в эту щель и просочились недобросовестные люди. Сейчас, я считаю, выход только в одном - чтобы эта проблема стала для местных властей не поводом для политических баталий и пиаровских компаний, не темой для публичных отчетов перед населением, а конкретной работой. Ну, чего перед населением все время говорить о каких-то планах, о перспективах.

Вы делайте свою работу молча, а население само увидит результат. Ведь, сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. К сожалению, сейчас подрастеряли кадры - эту отрасль покинули люди способные, опытные, знающие дело. Пришло много людей случайных, которые сами-то не знают, что делать. А пытаются других учить. Когда Травников пришел в областное правительство, я сказал губернатору: «Олег Александрович, освободи его от всех дел, пусть он, как энергетик, занимается одним делом - тарифами, пусть разберется, наконец, с тарифами в ЖКХ». Но Травников в правительстве проработал недолго, ушел дальше. И теперь все надо опять начинать сначала. Теперь уже Луценко - это третий первый заместитель губернатора, который приходит на народное хозяйство.

Я считаю, главное - преемственность. Никогда не надо ничего рушить из того, что было до тебя. Иначе теряется историческая память - начинают повторяться старые ошибки. Была бы память - не надо было бы эти ошибки исправлять, можно было просто идти дальше.

 

Беседовал Юрий Антушевич

Газета "Ваш Управдом",  № 44 от 27 марта 2015 года. 

blog comments powered by Disqus