06 июня 2014 г.

Интервью / Вячеслав Позгалев: "Я всегда умел держать удар"

Череповецкая Городская Дума отмечает сегодня свой 20-летний юбилей.

Вячеслав Позгалев работал с депутатами в разных ипостасях и должностях. Но самыми памятными остались 90-е …  

Годы, на которые в Череповце пришелся период формирования современной системы местного самоуправления.

- Вячеслав Евгеньевич, какими были ваши первые впечатления о депутатах?

- Первый городской Совет народных депутатов был большим и разношерстным. В него вошли 175 человек, решивших, что в одночасье изменят жизнь города и горожан к лучшему.

Это были настоящие энтузиасты, пришедшие в представительный орган по зову сердца, а не ради каких – то карьерных или корыстных целей. Романтики от перестройки были уверены, что придя во власть они за один скрип решат все проблемы: построят новые мосты, улицы и дороги, больницы и детские сады… Но реальность оказалась совсем иной.

Сессии городского Совета длились долго, выступали много, говорили обо всем, но чаще всего ругали действующую городскую власть и требовали повышенного внимания к своим отраслям. Не отдавая себе особенного отчета в том, что делить шкуру неубитого медведя при пустом бюджете абсолютно бессмысленно. Управлять таким Советом было практически невозможно.

- И как была решена управленческая проблема?

- Было принято решение о создании Малого совета, куда вошла небольшая часть депутатов. Этот Совет и собирался чаще, и  работал практически постоянно, оперативно решая большую часть накопившихся вопросов, а всем составом депутаты собирались реже и тут как раз  на всеобщее обсуждение  выносились самые принципиальные вопросы…

Первый состав Совета был малоэффективным, но чрезвычайно демократичным. Настолько демократичным, что мне, как председателю горисполкома, депутаты пытались вынести вотум недоверия.

Я тогда «разбил» всех депутатов на три условные группы: очевидно – «мои союзники», очевидно – «мои враги»  и  «колеблющиеся». Знали меня тогда еще недостаточно хорошо, в должности я на тот момент отработал всего год с небольшим, поддержка, в основном, была со стороны депутатов так или иначе связанных с металлургическим комбинатом, но и среди них нашлись те, кто был весьма критично настроен к  руководству города.

А так как до назначения я был заместителем директора ЧМК, естественно, что недовольство какими - то вопросами на комбинате выливалось и на меня персонально уже в качестве предрика.

- Вячеслав Евгеньевич, помните, как выстраивали «линию защиты»?

- С непримиримыми «врагами», а они были, решили пока в контакт не вступать. Это, кстати, была настоящая оппозиция, не то, что сейчас – слезы! Такие личности, как Ванжа, Фанберштейн, Непомнящий, Пономарев… Это была  довольно большая группа, которая искренне считала, что власть надо свергать, а разговаривать с ней просто нечего  и не о чем.

И вот сессия, которая  длилась часа четыре.  Все это время я стоял на трибуне: выступали все, кто просил слова. Костерили меня, на чем свет стоит.  А аппарат мой сидел в соседней комнате, где была радиорубка, и, затаив дыхание,  ждал, чем все закончится. На всякий случай, в столовой горисполкома был накрыт стол: если отправят в отставку, то, мол, с горя выпьем, а если нет – ну, тогда за победу!

Я выдержал четырехчасовую бойню, и мы безоговорочно победили. Это был полный разгром для недоброжелателей, хотя победа далась большой ценой и крайне тяжело.  Но депутаты не прогадали, в чем сами потом мне и признавались.

Кстати, именно тогда я распрощался с сигаретами. На тот момент курить я уже бросил, но тогда вышли на крыльцо и кто-то из депутатов протянул мне пачку, и я автоматически закурил. А вот с тех пор больше к сигаретам не притрагивался.

- И все ж таки, почему депутаты настаивали на вашей отставке?

- Время такое было. Непримиримое. И многие бросались в крайности. Вот, к примеру,  в городе плохие дороги – надо Позгалева  снять за это. Снять, и все тут! И тогда «телом Позгалева»  пришедший ему на смену Имярек все ямы на дорогах заровнять сможет!

Или где - то в детский сад не попасть, очередь большая. И снова виноват был именно я: не смог, не обеспечил…  А проблем действительно было много. В городе было тяжелейшее положение с теплоснабжением, с транспортом, с водой – выше пятых этажей вода не поднималась.

Могу сказать, что в тот период выходило на линию 70 с небольшим автобусов, а сейчас их больше трехсот (и это при том, что число автомобилей выросло многократно!), и можно себе представить, что в транспортном сообщении был просто коллапс.

И шофера бастовали, и двигателей не было, и колес, и с бензином проблемы… Я лично ездил в автоколонны, уговаривал водителей, чтобы не бросали работу.

В короткий пятилетний период моего мэрства мы решили эти проблемы. И с теплом, и с транспортом, и с водой.  Сегодня в Череповце воды без проблем хватит еще лет на 25 - 30.

Несмотря на всю критику, на страх, на сопротивление я взял кредит в Мировом банке. В Вашингтоне две недели просидел. Тогда шесть городов России участвовали в этом эксперименте, и мы сумели попасть в  эту немногочисленную группу, получив  приличные деньги. Это было порядка 30 миллионов долларов в тех ценах! Только на воду…

Не так давно попросил своего приятеля, который был замом у меня в мэрии, посчитай, сколько мы сделали за пять лет. Он посчитал. И вы вдумайтесь в эти цифры!

Мы построили 1 миллион квадратных метров жилья, ввели более 40 гражданских объектов – школы, кондитерские фабрики, детские сады… Три Дворца культуры открыли в этот период! И все это было создано в тот тяжелейший период.

- Вячеслав Евгеньевич, а потом вышел знаменитый Указ Президента Ельцина, и Советы разогнали… Законодательство в стране фактически перестало существовать.

- Да, но ненадолго. В  марте 1994 года  вышло постановление за моей подписью, которым утверждалось Положение о Череповецкой городской Думе на период поэтапной конституционной реформы. Но первый блин оказался комом: выборы были признаны несостоявшимися в связи с низкой явкой избирателей.

По итогам повторных выборов, которые прошли уже в июне, избрались девять человек, а ваш покорный слуга возглавил новую Думу. И почти сразу начался активный период по разработке федерального законодательства о местном самоуправлении. Я стал президентом Союза городов Северо-Запада России, который был создан первым в стране! Это потом уже вслед за нами стали создаваться Союз Поволжья, Юга, Сибири, Дальнего Востока…

И на площадке в Череповце мы проводили тогда много форумов, к нам приезжал и Чубайс, будучи сотрудником администрации Ленинграда (а мы Питер не приняли в Союз городов: зачем нам был такой монстр-мегаполис?!), приезжал Путин, будучи сотрудником Собчака, и мы вели себя тогда очень гордо.

Я с удовольствием вспоминаю это время…  Депутаты подобрались здравомыслящие, грамотные, не стало митинговщины. Дума  не была послушной, но была управляемой с точки зрения организации работы.

Городской совет стал действительно представлять интересы граждан с одной стороны, с другой – стали приниматься  грамотные решения, которые шли на пользу городу. И покидая пост мэра, я оставил в Череповце работоспособную, профессионально подготовленную депутатскую команду.

 

Марина Липина

Фото - из архива Вячеслава Позгалева

 

blog comments powered by Disqus