26 сентября 2011 г.

Аудио / Выступление в программе «Слово Губернатору», посвященное Дню российского интернета

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

Начало учебного года – это событие, которое затмевает собой все другие даты, выпадающие на первый месяц осени. Новые преподаватели, предметы, учебники для учащихся, новые ученики для учителей, новые хлопоты для родителей. Повсеместные рапорты о готовности школ и всплывающие тут и там недоделки. Все это, пожалуй, только сейчас, к середине месяца вошло в обычное рабочее русло.

Может быть не всем известно, но День знаний – не единственная в сентябре календарная дата, посвященная образованию. 8 сентября, с 1966 года по инициативе ЮНЕСКО отмечается как Международный день грамотности, а 30 сентября уже вошло в традицию отмечать как «день российского интернета» – технологии, без которой современное образование невозможно.

Однако, разговаривая с молодыми людьми, получившими аттестат зрелости, иногда прихожу к неутешительному выводу: аттестат у них хороший, а вот зрелости – не густо. Знают, конечно, многое, но знания эти, главным образом почерпнуты только из интернета да из телевизора.

А они, к сожалению, чаще всего дают лишь поверхностные сведения. Ведь даже все вместе взятые телеканалы и поисковые системы не способны дать базовую культуру человеку, вступающему во взрослую жизнь.

Конечно, и раньше образованность тоже не была поголовной. Но было стыдно показать, что чего-то не знаешь. Выявив пробел в знаниях, мы стремились достать нужную книжку, чтобы этот пробел исправить. Теперь, молодые люди часто равнодушно признаются в своем неведении. И вот это равнодушие, на мой взгляд, куда страшнее самого незнания.

В чем причина такого равнодушия – сказать трудно. Может быть, все дело в огромном, даже чрезмерном обилии информации: сознание того, что можешь в любой момент зайти в интернет и получить любые сведения, убивает само желание что-то запоминать. Может быть, дело в чрезмерно технологическом подходе к знаниям, устранении из них любого культурного, духовного содержания.

Я всегда выступал за внедрение современных технологий в образование. Наша цель – чтобы в каждом районе области была цифровая школа. И я всегда повторял и повторяю, что знания должны быть приложимы к практике. Поэтому и призываю молодых людей сначала получить практическую профессию в лицее, училище, техникуме, а потом уж задумываться о высшем образовании. Но это не значит, что нужно быть информированным, но духовно бедным человеком, что кругозор должен ограничиваться полученными профессиональными навыками, телевизором да интернет-энциклопедией «Википедия».

Вспомним, что на Руси всегда уважали ученость. Центрами книжной мудрости были монастыри, которые не просто сохраняли знания, но – хранили духовность.

Конечно, уровень грамотности общества в разные века был разным.

Например, знаменитые берестяные грамоты, найденные археологами при раскопках русских городов свидетельствуют о высоком уровне грамотности в Древней Руси. А, скажем, проверка, проведенная при Екатерине Второй выявила, что почти двадцать процентов дворян – неграмотны.

Вспоминается знамениты пушкинский стих:

Мы все учились понемногу,

Чему-нибудь и как-нибудь,

Так воспитаньем, слава Богу,

У нас немудрено блеснуть.

Кстати, сам Александр Сергеевич получил в Царскосельском лицее лучшее для начала 19 века образование.

Ну а после революции, когда еще только начала формироваться советская система образования, практически две трети населения элементарно не умели читать и писать.

Сейчас все специалисты – и наши, и зарубежные – соглашаются: советская система образования была на тот момент лучшей в мире. Именно благодаря ей изначально крестьянская, безграмотная страна первой направила человека в космос.

Поэтому часто слышатся призывы вернуться к этой системе, сохранить ее в нетронутом виде. Тем более, что сейчас наши школьники часто демонстрируют далеко не лучшие результаты. Например в 2010 году по итогам одного из международных исследований старшеклассники России по владению национальным языком оказались на 43-м месте из 65 возможных. И якобы именно система тестирования повинна в таких результатах.

Однако со всей ответственностью заявляю: как раз ЕГЭ здесь не причем. Это всего лишь способ оценки знаний. Если знаний нет, то от смены способа оценки они не появятся.

Но в современных условиях именно ЕГЭ является одним из наиболее приемлемых форм оценивания. Например, потому, что единый государственный экзамен подключает отечественные дипломы к европейской системе образования, не вынуждая наших выпускников переучиваться, чтобы подтвердить свою квалификацию в Европе.

ЕГЭ способствует интеграции страны в единое европейское образовательное пространство на базе так называемого Болонского процесса, к которому Россия присоединилась в 2003 году. Кстати, в США, Швейцарии, основных странах Евросоюза, в Китае, и даже у наших соседей из Украины и Казахстана с успехом применяются аналоги российского единого государственного экзамена.

Но, главное, система ЕГЭ ставит в равные условия выпускников из провинции и абитуриентов столицы. В этом году для приезжих студентов даже не хватило мест в московских общежитиях, о чем сообщили многие СМИ. Не случайно против ЕГЭ выступают именно москвичи. В том числе и ректоры крупнейших московских вузов.

Во всяком случае, когда я расспрашивал самих выпускников школ об отношении к ЕГЭ, то лично убедился, что практически все вчерашние школьники положительно оценивают тестовую форму экзамена.

И мы можем наблюдать, как система тестирования становится инструментом так называемого «социального лифта». То есть позволяет получить престижное образование, и в итоге сделать лучшую карьеру тем, кто раньше не имел такой возможности по разным причинам. Главным образом материальным.

Почему же до сих пор значительная часть преподавателей по-прежнему не хочет признавать ЕГЭ? В том числе по тому, что новый экзаменационный формат отстраняет вузовских педагогов от вступительных экзаменов и наносит серьезный удар по репетиторству.

Вообще, конечно, надо признать, что в нашем обществе за двадцать лет перемен накопилось серьезное недоверие ко всякого рода реформам. Как тут не вспомнить нашего выдающегося историка Василия Ключевского, заметившего: «Любуясь, как реформа преображала русскую старину, не доглядели, как русская старина преображала реформу». Ну а теперь российская «старина» пытается дискредитировать реформы, настраивая против них общественное мнение, запутавшееся в многочисленных и разноречивых «экспертных» оценках.

И эта ситуация проходит по всем реформам, которые проводятся в стране. Есть недовольные. Есть люди, которые рассчитывают сыграть на этом недовольстве. Думаю, предстоящая избирательная кампания подтвердит мои слова.

Виноваты в такой ситуации, конечно, и сами реформаторы, не раз своими неумелыми действиями заводившие преобразования в тупик. Не избежали ошибок и организаторы ЕГЭ, если судить по скандалам, в частности, прошедшего лета. Но, скажем, частые нарушения правил дорожного движения вовсе не означают. Что нужно отменить эти правила. То же самое и с ЕГЭ. Тем более, что многие регионы, в том числе и наш, в этом году справились с проблемой контроля за проведением выпускных экзаменов. Кстати, в этом году в нашем регионе стали лучше писать тестирование. Так, средние баллы по обязательным предметам, русскому языку и математике, выше, чем в прошлом и позапрошлом годах. Возросло и количество тех, кто написал ЕГЭ на 90 и более баллов.

Но, наверно, можно согласиться с мнением некоторых ректоров, что ЕГЭ следует дополнить, например, средним баллом по аттестату. Чтобы школьник не терял интерес к учебе. Или ввести так называемое «портфолио», куда заносить все данные об успехах ученика. Но не надо, требуя сохранить лучшее, что было в советском обществе, возвращать и его недостатки: безынициативность, иждивенчество, потребительское отношение к государству, ожидание, что государство придет и все за тебя сделает.

Знания влияют на все виды человеческого поведения, включая социальное, экономическое, инновационное. Или наоборот, криминальное. Поэтому существует связь между грамотностью, с одной стороны, и преступностью, благосостоянием, производительностью труда, заработной платой, характером хозяйственной деятельности людей, социальными отношениями, политическим строем — с другой.

Однако одно несомненно: знания – это не просто информация, это часть культуры, принципиально важная для понимания происходящего вокруг тебя. Ничто не делает молодежь такой легковесной и ветреной, как отсутствие базовой культуры. И объяснить это молодежи – наша задача. И родителей, и школы, и средств массовой информации. Заинтересовать, обсудить, предложить подумать.

Давайте спросим себя, часто ли мы интересуемся культурным уровнем наших детей? Чем они интересуются, что читают, смотрят, обсуждают в своем кругу? Не страшно, если молодые люди читают не те книги, которыми увлекались мы. Или пользуются при чтении электронным «ридером», а не бумажной версией. Плохо, если вообще ничего не читают.

Отношение общества к образованию – часть его культуры. Если современная молодежь часто пишет в Интернете подчеркнуто безграмотно, если девизом отношения к науке стало «если ты такой умный – то почему ты такой бедный» – это прежде всего проблема общества. Вот об этом нам всем стоит задуматься.

До свидания, уважаемые радиослушатели!

До новых встреч!

blog comments powered by Disqus